Перевести страницу

Борьба с контрафакцией

Копия письма директору и главному редактору издательства "Дом Славянской книги"

 

       

Директору и главному редактору
издательства «Дом Славянской книги»





    Господа руководители, ваше издательство выпустило целую серию арабско-русских и русско-арабских словарей составителя Юшманова А.С.:
    Новый арабско-русский и русско-арабский словарь
    Большой арабско-русский словарь
    Большой русско-арабский словарь
    Большой арабско-русский и русско-арабский словарь
    Эти издания являются грубой, беспардонной перепечаткой известных словарей проф. Баранова Х.К. (Арабско-русский словарь) и проф. Борисова В.М. (Русско-арабский словарь). Сам составитель указывает на эти основные лексикографические источники, использованные при составлении словаря.
     Помимо того, что налицо факт нарушения авторских прав, в перепечатке такое количество грамматических, стилистических ошибок и ляпсусов, что указанные выше издания не могут являться пособиями для изучающих русский и арабский языки.
   Об этом Вам заявляет тот, кто принимал непосредственное участие в создании словарей, взятых составителями за основные лексикографические источники. Многие годы мне посчастливилось работать с нашими замечательными учёными-арабистами проф. Х.К.Барановым и проф. В.М.Борисовым на стадии составления, редактирования и издания их эпохальных трудов. Я, являясь обладателем исключительного права на переработку, издание и распространение, продолжаю издавать эти словари, поддерживая их рабочий статус.
    Резонно задать вопрос: «Если это перепечатка трудов авторитетных авторов, то откуда ошибки? Пусть они и их редактор, коим я являюсь, несут за это ответственность!» Природа этих недоразумений многосложна:
 1. грубые грамматические, стилистические ошибки и ляпсусы при перепечатке;
 2. недоразумения при попытке составителя дать что-то своё, изменить или сократить украденный лексический материал;
 3. полное отсутствие понятия о теории и практике составления словарей;
 4. при минимальных умственных и физических затратах стремление получить максимальную прибыль;
 5. незнание ни русского, ни арабского языков на том уровне, который позволил бы ему взяться за занятие лексикографической практикой составления арабско-русских и русско-арабских словарей;
 6. полное отсутствие редактирования.
   Я не буду перечислять все ошибки и ляпсусы. Этого сделать невозможно, так как они носят исключительно массовый характер. Назову некоторые:
   К русскому слову «абсурдный» даётся арабский эквивалент перевода – разумный, понятный
   «агитмассовый» - переводится не прилагательным, а существительным всеобщее подстрекательство(!)
   «акция» (доля) - переводится арабским словом  активность
   «анатомия» - арабским сочетанием  очень худой человек
   «антинародный» - чудовищное нагромождение арабских букв не является эквивалентом (хотели напечатать это по-арабски, но умная арабская программа не позволяет воспроизвести это безобразие; прикладываем ксерокопию 17-ой стр.- пусть составитель попытается прочитать им же написанное и не покраснеть)
  Тот же самый ляпсус (буква в букву) приводится чуть ниже в арабском эквиваленте слова «антипатриотический».
  Прилагательное «антигосударственный», «антиправительственный», «антисоциалистический»  переводятся арабским существительным.
   Существительное «антибиотик» переводится  противоположными значениями - жизненный; животрепещущий
    Прилагательное «антинациональный» - арабский перевод также антоним  национальный
    Прилагательное «антипартийный» - арабский перевод сущ. антипартийность
    Арабский эквивалент без огласовок к слову «антиген» не передаёт понятия.
    В арабском эквиваленте «антипатия» орфографические ошибки.
    «Тугоухий» - имеет 100%-ый арабский эквивалент, но приводится нечто ужасно смешное – ткань с двумя ушами. Тут же следует «тужурка» - комментировать её перевод просто невозможно.
    В словарных статьях такой хаос и беспорядок, что основное значение русского слова невозможно понять: все оттенки эквивалентов значений «свалены в кучу» без уточнительных помет и пояснений, основной эквивалент, который иногда совсем отсутствует (см., например, «язык»), даётся на последнем месте, вместе с глаголами даются существительные и наоборот.
    Хочу обратить ваше внимание, что русские слова антибиотик, антинациональ-ный, антипатриотический, антиправительственный, антисоциалистический, антиген, антипатия, приведённые выше,  даются только лишь в одной колонке (на половине странице). А колонок в словаре более 1256. Можете судить сами о масштабах этого безобразия.
    Только беглый просмотр напечатанного материала убеждает в том, что составитель не владеет в должной степени ни русским, ни арабским языками. Для него нет разницы между существительными и прилагательными, существительными и глаголами.
    Русские прилагательные «аварийный», «авиационный», «автобусный», «авто-ритарный», «агитмассовый», «актовый» (кстати, с грубейшим арабским пере-водом), «альтернативный», «антипартийный», «антиправительственный», «анти-социалистический», «турбореактивный», «рудоносный» переводятся арабскими существительными.
    Что касается существительных и глаголов, то достаточно открыть статью «О пользовании русско-арабским словарём». Русское существительное «введение», иллюстрирующее выделения «различных значений слов», переводится и арабскими существительными, и глаголами!!!
    В той же статье к слову «ароматный» даётся арабский эквивалент, которого нет ни в одном арабском толковом или переводном словаре и, разумеется, в употреблении. Если это творчество самого составителя (что совершенно недопустимо), то оно неудачно передаёт русское понятие «ароматный», а скорее наоборот – гнойный, вонючий.
    Слово «злорадствовать» передаётся арабским эквивалентом выздоравливать. Русское слово «мина» (снаряд), имеющее точный арабский эквивалент, переводится словом «единственный; единственное число».
     В арабском эквиваленте русского слова «кнут» грубейшая орфографическая ошибка.
    К русскому слову «аппарат» в значении пищеварительный аппарат даётся арабское слово, не имеющее ничего общего с этим значением – «прибор, орудие, приспособление».
     При арабском глаголе, в статье «навзничь» неправильно указывается порода арабского глагола.
     И это всё в статье о пользовании словарём!
   Смею Вас заверить – от этого опуса оторваться трудно. Поражает беспредельная наглостью людей, посмевших беспардонно присвоить труды, создаваемые десятилетиями известными авторами, осквернить их имена. Ссылку на имена авторов, на чьих трудах воспитывались многие поколения арабистов, составитель использовал как прикрытие глумления над русским и арабским языками. Если составитель А.С. Юшманов учил когда-нибудь арабский язык, то только по тем словарям, лексический материал которых разворовал. Других словарей такого объёма просто не было. Чем дальше знакомишься с фальсификатом , тем всё чаще возникает мысль, что ты тронулся умом. Даже первоклашка, читающий букварь, не сразу поймёт, что написали взрослые дяди: «рама мыла маму», «каша ела Машу». И безобразие в этом духе пронизывает весь материал.
    Я бы приводил арабское написание всех ляпсусов, но ни Вы, ни ваши редакторы не знают арабского языка.
    Составитель отдаёт себе отчёт, что открыто воровать нехорошо. Срабатывает инстинкт: незаметно украсть и не получить по рукам. В источниках он указывает не моё издание оригинального Арабско-русского словаря Х.К.Баранова, а издание издательства «Живой язык». А ведь известно, что это издание является фальсифицированным и контрафактным, о чём в своё время письменно высказывались «Российская государственная библиотека», Академия арабского языка в Каире, советник по вопросам культуры при посольстве АРЕ в Москве и др.
   Вторым основным лексикографическим источником он избрал издание Русско-арабского словаря В.М.Борисова, выпущенного издательством «Сам Интернешнл». Но откуда ему знать, что это издательство было создано мной, а я был его директором и редактором.
    Кстати, в «Лексикографических источниках» также указан «Учебник арабского языка» С.А.Кузьмина. Учебник не является лексикографическим источником и никогда не указывается в подобных изданиях. Опять это ни что иное, как прикрытие того лексического и орфографического безобразия, которое пронизывает весь материал.
    На каждой странице огромное количество орфографических и стилистических ошибок. Составитель не имеет понятия о таких арабских категориях, как «status constructus», неправильное множественное число, не видит разницы между существительными, прилагательными и глаголами. На первой же неполной странице его «Большого русско-арабского словаря» есть масса подтверждений сказанному (см. статьи «а», «а также», «абонемент», «абориген», «абсурдный», «аварийный», «авиакомпания», «авиапассажир», «авиапромышленность», «авиаремонтный», «авиационный», «австралиец», «австралийский». Подчёркиваю – это на первой же неполной странице! Хотите ещё? «Извлекать мозг из кости» переводится не глаголом или словосочетанием, а существительным.
    Не может не вызвать крайнего возмущения и удивления то, что составитель допускает промахи в таких важных «языковых единицах, характерных для крупных регионов и отдельных областей арабоговорящего (!) мира» (цитата из предисловия), как «Аллах», «Коран». В арабской части словаря это недопустимо и безнравственно. Только этого достаточно для того, чтобы оценить творческие способности составителя, судить о масштабах издевательства над арабским языком и запретить распространение этого фальсификата.
    Кстати, о русской составляющей русско-арабского материала. Понятно, что в издательстве «Дом Славянской книги» нет редакторов-арабистов. Но, ведь, русисты в издательстве «Дом Славянской книги» должны быть по определению. Почему же они позволяют составителю, не знающему в должной мере русского языка, заниматься сомнительным словотворчеством?! (см. пояснения к словам «дно», «мясистый» и т. д.)
    Кроме того, на обложке «Нового арабско-русского словаря» составителя Юшманова А.С. в порядке рекламы, что, кстати, не принято в мировой практике оформления подобных изданий, указано, что словарь содержит 100000 слов и словосочетаний. Открыв обложку книги, в аннотации также читаем 100000 слов, но уже выражений арабского языка, а рядом в статье от издательства 250000 слов и выражений современного литературного языка.
    Зачем же так нагло обманывать читателей? Разница в 150 тысяч!!!  Анатомия этой «маленькой неточности» проста и понятна: эта статья полностью повторяет статью, данную в таком же словаре, но бо́льшего формата, (Большой русско-арабский словарь, формат 84х108/16), который по мнению издателей содержит 250000 слов. Кстати, и в аннотации к статье «от издательства» к «Арабско-русскому и русско-арабскому словарю» ни слова не сказано о русском языке. Издатели указав, количество слов и выражений арабского языка, забыли, что есть и русская часть, которая должна содержать какое-то количество слов. Такая «забывчивость» и редакционное невежество заставляют утверждать о нелюбви к славянам. Чем объяснить, что в русско-арабских словниках юшмановских словарей есть Армения, Америка, Австралия…, но нет России, Белоруссии, Украины, Болгарии, Польши и т.д.?!
    Слово «русский» имеет описательный перевод, хотя точный арабский эквивалент, конечно, есть. Ведь название вашего издательства «Дом Славянской книги» к чему-то должно обязывать. Нет таких важных слов, как «президент», «премьер-министр», «посол» (дано с неправильным переводом основного значения), «посольство», «демократия», «советский», «профсоюз», «разоружение», «съезд» и т.д.
     Составитель не имеет ни малейшего понятия о значении словника любого словаря. Отработанный словник – это тщательно сбалансированная лексическая основа, сориентированная на определённого читателя. Нельзя просто так что-либо выбросить или добавить. Составитель изуродовал его. Но для того и существуют редакторы, чтобы не допустить того, что произошло со словником и не только с ним.
    В арабской части «Нового арабско-русского и русско-арабского словаря», являющейся уменьшенной копией «Большого арабско-русского и русско-арабского словаря», выброшенный местами из словника лексический материал, явился следствием разрушения корневой системы словаря, взятую автором оригинала проф. Х.К. Барановым за основу: корневые слова даются не к тому корню, к которому относятся.
    В статье «деньги», состоящей из пяти строк, половину строк занимает повтор арабских эквивалентов, кстати, часть из которых не передаёт точно русского значения. Невозможно перечислить все недоразумения ибо они носят массовый характер. Господа редакторы: «А Вам не стыдно?!»
    Вы заметили я избегаю слово «словарь». То, о чём мы говорим, нельзя назвать словарём. Это сборники арабско-русских и русско-арабских недоразумений.
    Арабиста, знающего арабский язык это безобразие на словарную тему крайне возмутит, приведёт в ступор и только. А вот начинающим изучать арабский или русский языки он принесёт непоправимый вред. И ни один преподаватель не исправит ситуацию. Это мнение самих же преподавателей.
    Сказанное касается всех вышедших изданий составителя А.С.Юшманова, т.к. все они являются перепечаткой одного и того же материала только под разными названиями и разного формата. «Новый арабско-русский и русско-арабский словарь» со всем справочным аппаратом (формат 84х108/32) – это уменьшенная копия «Большого арабско-русского и русско-арабского словаря» (формат 84х108/16) с мизерными сокращениями, которые, кстати приводят к полным недоразумениям, о которых говорилось выше.
    «Большой арабско-русский и русско-арабский словарь» (450000 слов и словосочетаний) – сокращённая копия двух словарей «Большого русско-арабского словаря» (250000 слов и словосочетаний) и «Большого арабско-русского словаря» (250000 слов и словосочетаний). Эти словари того же составителя А.С. Юшманова, который использовал оригинальные словари Х.К. Баранова и В.М. Борисова, каждый из которых содержит по 42000 слов. Господа издатели: « Зачем же так обманывать читателей?!»
    Изменение формата, не того, что в нём содержится, не даёт вам права изменять название «словарей». Умопомрачительное произвольное увеличение количества слов, выставление их напоказ (на обложках) вызвано конъюнктурными соображениями, но также является обманом потребителей.
    Вашему составителю могут позавидовать авторы и целые коллективы авторов, создавших русские толковые и переводные словари. Известный Словарь русского языка С.И. Ожегова содержит 70000 слов, четырёхтомный Словарь русского языка АН СССР - 90000 слов, самый большой двухтомный Англо-русский словарь огромного коллектива составителей под редакцией И.Р. Галперина – около 150000 слов. Конъюнктура ставит человека в определённую зависимость, но ведь не настолько, чтобы терять совесть, вводить в заблуждение и обманывать потребителей. Впрочем, о совести говорить неуместно.
   Огромный лексикографический опыт создания арабско-русских и русско-арабских словарей и учебной литературы, обладание исключительным правом на издание, переиздание и распространение словарей, подвергшихся плагиату, обязывает меня остановить контрафакцию и защитить читателей от фальсификата, представляющего реальную угрозу потребителю.
   Вы не первые, кто попытался издать наши оригинальные словари известных авторов контрафактным способом. В Санкт-Петербурге была предпринята попытка, но мы вовремя пресекли её. Словарь был снят с продажи самим издателем.
    Мы работаем уже много лет в тесном контакте с Академией арабского языка в Каире и с арабскими учёными-лексикографами. Они уже выражали своё отношение к фальсифицированным арабско-русским изданиям. Следующая очередь ваша. Все кафедры, где преподаётся арабский язык поставлены или будут поставлены в известность.
   В связи с вышеизложенным, руководствуясь статьёй 1252 четвёртой части Гражданского кодекса РФ, категорически требую на данном этапе незамедлительно повсеместно прекратить распространение этой чудовищной серии контрафактных и фальсифицированных изданий, нарушающих права авторов и потребителей, порочащих честь и достоинство авторов оригиналов и наносящих непоправимый вред потребителям. Мы будем защищать авторские права, которые в России никто не отменял и требовать компенсации за утраченную выгоду. Этому нам поможет Закон.

    Прошу не задерживать с ответом.



издатель
Валерий Костин                                                                        E-mail: camus@koptevo.net